Как сейчас выглядит платформа в Балашихе, воспетая Левитаном на этой картине

Исаак Левитан «Вечер после дождя», 1879 год

Исаак Левитан «Вечер после дождя», 1879 год

На этом полотне мы видим одинокий полустанок с деревянным настилом и открытой платформой. Вечереет, только что прошёл дождь. Вдали виднеется поезд, но пассажиров, ожидающих его, нет. Это делает полотно ещё более одиноким и таинственным.

Однако Левитан не просто изобразил пустынный перрон. Он передал картине впечатления, которые произвёл на него этот пейзаж.

Полотно было создано в дачном посёлке Салтыковка под Москвой, где 18-летний Левитан оказался по воле жестоких обстоятельств. Дело в том, что на пасху 1879 года на императора Александра II было совершено покушение, после чего стали везде выявлять неблагонадёжных. Вскоре вышел странный указ, запрещавший евреям жить в столицах. В результате, Левитан переселился в дачный посёлок Салтыковка.

Дом молодого художника находился прямо возле небольшого полустанка, через который ходили поезда на Нижний Новгород. Левитан часто ходил сюда, чтобы полюбоваться железнодорожными пейзажами, которые навевали ему воспоминания о детстве. Ведь его семья жила в местечке Кибарты в Литве, которое находилось прямо на границе с Пруссией. Отец будущего художника был станционным служащим, поэтому Левитаны всей семьёй жили на маленьком железнодорожном полустанке.

Станция Кибартай, Литва. Здесь прошло детство Левитана.
Станция Кибартай, Литва. Здесь прошло детство Левитана.

Картину «Вечер после дождя» художник написал в июле. Он тщательно прорисовал всё до мельчайших деталей: и кассовый домик, и пешеходный настил, и блестящие после дождя рельсы, и кучевые облака, и закат. Так описывал эту картину искусствовед Иван Евдокимов:

«в грозовых сумерках, под низко нависшими облаками к платформе приближался девятичасовой поезд на Нижний. Трёхглазый паровоз бросал столбы сильных широких лучей. Они прокалывали сумерки, нащупывали ближние кустарники, оживляли и заставляли трепетать их в белом переливающемся пламени. Платформа и рельсы, ещё не просохшие от ливня, блестели, блестели лужи, купая в себе дрожащие разноцветные огни».

Молодой нуждающийся Левитан быстро продал своё творение лавочнику-антиквару Ивану Родионову по прозвищу Саламандра за 40 рублей серебром. Это были огромные деньги для начинающего художника, на которые он мог, спустя год, снять меблированную комнату на Лубянке.

Между тем, картина «Вечер после дождя» осела в частных коллекциях, поэтому не экспонировалась ни на одной выставке.

Одно время она даже считалась утерянной, пока, однажды, её не принесли в Третьяковскую галерею на экспертизу. Так об этом вспоминает научный сотрудник отдела живописи Любовь Ивановна Захаренкова:

В начале 1990-х годов очередной владелец принёс картину в Третьяковскую галерею на экспертизу. Тогда я видела уникальный холст своими глазами первый и последний раз. После тщательного исследования мы подтвердили подлинность кисти Левитана. Чьи стены сейчас украшает «Вечер после дождя», не знаю. Предполагаю, что в частном собрании у кого-то в России. Вряд ли картина вывезена за границу, о таком ничего не слышала. Да это и противозаконно.

К сожалению, теперь зрители могут видеть картину только в репродукциях. А вот полустанок Салтыковка сохранился до сих пор, конечно, уже не в том виде, в котором мы видим его на полотне Левитана.

Станция Салтыковская в советские годы
Станция Салтыковская в советские годы

Сейчас эта станция состоит из двух платформ, на которые можно попасть по настилу через железнодорожный пути или через подземный переход.

В 2016 году южную платформу снесли, а вместо неё была построили более широкую островную платформу.

Платформа Салтыковская в наши дни
Платформа Салтыковская в наши дни

Сейчас станция находится в микрорайоне Салтыковский, входящем в городской округ Балашиха. Платформа названа в честь микрорайона Балашихи «Салтыковский».

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Как сейчас выглядит платформа в Балашихе, воспетая Левитаном на этой картине